• BMW-X6 M, Range Rover - лучший круг: битва за Британию

     

    BMW-X6 M, Range Rover

    Рабочий объем впрыскового мотора 33,9 л, мощность 1050 л. с. максималка 548 км/ч… Это характеристики немецкого истребителя «Мессершмитт-Bf 109», который был ударной силой люфтваффе в Битве за Британию. Заряженный кроссовер БМВ-Х6 М, рожденный просветленным тевтонским гением, ему немного уступает: с 4,4-литрового битурбомотора V8 снято 555 «лошадок» и 680 H. м, разгон до сотни – за 4,7 с, потолок скорости (с удаленным ограничителем) 275 км/ч! Разве что по массе самолет и автомобиль почти сравнялись: 2500 кг против 2380 кг соответственно.

    Если передняя ось нашла зацеп или «Рейндж-Ровер» спровоцировали контрсмещением, он легко выводится из заноса газом и рулем. Жаль, баранку приходится крутить много, а обратной связи на ней мало.

    Британский «Супермарин-Спитфайр» по ряду характеристик скромнее немецкого самолета: двигатель «Мерлин II» объемом 27 л развивал 1030 л. с. Но максимальная скорость была выше: 582 км/ч. У 2300-килограммового «Рейндж-Ровера» по сравнению с БМВ все наоборот: 5-литровый компрессорный двигатель выдает 510 «лошадок» и 625 Н·м. И парадные цифры у него иные: 249 км/ч без «ошейника» и 5,4 с до первой сотни.

    Трансмиссия xDrive непрерывно играет распределением тяги, но X6 M всегда демонстрирует избыточную поворачиваемость и с удовольствием метет хвостом и под сброс, и с подачей газа.

    У динамичных вседорожников разные корни. «Рейндж» – люксовый бренд «Ленд-Ровера», прославленного армейскими вездеходами. Вобрав высокие технологии, приобретя роскошную отделку и соответствующую цену, он, к счастью, сохранил высокую проходимость. БМВ-Х6 М, напротив, вырастили из спорткара: аналогичный мотор используется на суперседане М5, а полный привод здесь не для покорения целины, а для лучшего контроля над мощной машиной. С другой стороны, на презентациях баварские кроссоверы с трансмиссией xDrive уверенно преодолевают препятствия, поплевывая на диагональное вывешивание с тарированных горок.

    Интерьер большого «Рейнджа» тяготеет к минимализму. Водительское кресло по традиции приближено к левому борту.

    Разница между предыдущим «Рейндж-Ровером» и нынешним – как между самолетами «Харрикейн» и «Спитфайр» времен Второй мировой.

    На грунтовой трассе ЦСКА, принимающей этапы чемпионата и Кубка страны по кроссу, лежит укатанный снег. Километровая конфигурация с поворотами разной крутизны и перепадами рельефа – то, что надо для наших бойцов. Предположив, что драйверский «биммер» на ездовом треке будет быстрее «Рейндж-Ровера» секунды на полторы, предоставили «британцу» возможность отыграться на внедорожной трассе. Неспортивно? Отчего же, сеансы ползания по непроходимым лесам и болотам, известные как трофирейды, имеют статус чемпионата России! Так что отправим наши «истребители» штурмовать снежную колею, по которой накануне продирался армейский «уазик».

    Но сначала – испытание «летных» качеств на автодроме.

    Во время движения по сложным участкам «Рейндж-Ровер» отображает положение передних колес и состояние дифференциалов:

    «Рейндж-Ровер» услужливо приседает на пневмоподвеске, облегчая посадку в обшитое дорогой, но скользкой кожей кресло. Конфигурация и множество сервоприводов помогут подогнать его под любого пилота, но уже понятно: с хваткими «ковшами» БМВ, обросшими плотными валиками боковой поддержки, на гоночной трассе это сиденье не сравнится. То же и с другими органами управления – пухлый М-руль «баварца» удобнее штурвала с деревянными вставками, которым щеголяет «англичанин». Электронный джойстик легко ненароком переключить в спортивный режим, тогда как шайба «Рейндж-Ровера» требует для этого вдумчивых действий.

    Шайба автомата удобна. Но даже в режиме «спорт» отклики на длинноходную педаль газа не превращаются в оголенный нерв.

    Но даже в таком положении селектора реакции на длинноходную педаль газа у «британца» смягченные: мощности и момента у него с избытком, однако тонко дозировать тягу непросто. То ли дело «немец»! Связь по педали акселератора идеальная – в отличие от «Рейнджа», тут сколько нажал, столько и получил. Как не вспомнить оценку германского аса Вернера Мёльдерса, которую он дал английскому самолету: «С точки зрения истребителя, концепция «Спитфайра» выглядит ошибочной. Резкое отклонение ручки от себя может привести к перебоям в работе двигателя. Использование характеристик в воздушном бою сильно ограничено наличием всего двух положений шага лопастей винта: взлетное и крейсерское».

    Создатели «Рейндж-Ровера» гордятся тем, что в их вседорожнике среди всех конкурентов посадка самая высокая. Но если в городском потоке и на бездорожье это во благо, то на извилистой дорожке вестибулярке приходится нелегко.

    Во «взлетном» режиме «Рейндж-Ровер» хорош! Выход из каждого виража – с гордо поднятым носом, под благородный рык восьми цилиндров. Трансмиссия настроена так, что даже без электронного «ошейника» алюминиевый фюзеляж английского супервседорожника почти не отклоняется от прямолинейного положения. И при торможении даже на нестабильном снежно-ледовом покрытии «Рейндж» непоколебим. Но в поворотах…

    «Нарисованный» тахометр – скорее дань традиции, чем необходимость. Компрессорный V8 не знает, что такое недостаток тяги на малых оборотах, а автоматическая трансмиссия позволяет не думать о моменте переключения.

    Да, новое поколение сбросило пару центнеров, а над управляемостью серьезно поработали. Разница между предыдущим «Рейндж-Ровером» и нынешним – как между самолетами королевских ВВС времен Второй мировой: «На фоне «Харрикейна» «Спитфайр» выглядит аппаратом другого класса. Он прекрасно управляется, а его характеристики сравнимы с характеристиками Bf 109», – отмечал когда-то Мёльдерс. Однако «британец» остался слишком безопасным, пресным, невозмутимым.

    Подрулевым лепестком передачи меняются даже в «драйве». В автоматический режим возвращает долгое нажатие «гашетки».

    Маневры в скользких поворотах по-джентльменски неспешны. Сначала он долго едет с повернутыми колесами, причем о сносе узнаешь не по падению усилия на многооборотном руле с электроусилителем, а визуально, по приближению сугроба. Затем, если передку есть за что зацепиться, «Рейндж-Ровер» вспоминает о постоянном полном приводе и уходит в мягкий занос. А коли попал на накатанный участок, то ни на сброс, ни на подачу газа автомобиль не реагирует – скользит до тех пор, пока шины не зацепятся за снег.

    Салоны всех современных БМВ с небольшими вариациями повторяют друг друга. В М-линейке больше дорогих материалов и спортивной атрибутики.

    После него БМВ-Х6 М – словно карт. Острый руль с переменным передаточным отношением, плотная подвеска и выпестованные классические повадки. Трансмиссия xDrive по умолчанию передает больше тяги на задний активный дифференциал, который умело делит ее между внутренним колесом и наружным. Это в режиме M Dynamic, – он активируется кнопкой на руле, при этом зажимаются амортизаторы, снижается производительность гидроусилителя, притупляется бдительность стабилизации… А стоит отключить электронную страховку, вседорожник и вовсе становится заднеприводным: муфта системы xDrive размыкается и БМВ на любое действие реагирует заносом.

    Джойстик имеет лишь одно фиксированное положение, включающее спортрежим коробки передач, – рука сама загоняла его в эту лузу.

    Прикрыл газ с поворотом руля – корма мягко поплыла, добавил – понеслась. Но контролировать скольжения проще простого: слегка скорректировал траекторию, поддал чаду – и «биммер» с полноприводным усердием выгребает из виража. Восторг от пилотирования сопоставим разве что с послушностью, с которой «баварец» подчиняется командам. Настоящий истребитель!

    Как бы низко по меркам вседорожника ни стояли мультиконтурные кресла, в Х6 М организму тяжело смириться с сочетанием динамики и тряскости суперкара и 20-сантиметрового клиренса.

    Контролировать скольжения проще простого: слегка скорректировал траекторию, поддал чаду – и «биммер» с полноприводным усердием выгребает из виража!

    Кнопками внизу консоли активируют скудный внедорожный арсенал Х6 М – систему поддержания скорости на спуске. Либо отключают систему стабилизации.

    Ни на внедорожной трассе, ни на скоростной кроссовой опцией ручного переключения не пользовался ни один пилот: срабатывания коробки быстры и логичны.

    Пока готовятся данные хронометража, отправляемся на внедорожные испытания. Первым пустили «Рейндж-Ровер», последним – БМВ, а для страховки меж ними определили армейский УАЗ. «Англичанин» после первого касания брюхом заподозрил неладное и в автоматическом режиме системы «террейн риспонс» приподнялся на пневмоподвеске. К базовым 228 мм добавилось еще 75 мм – теперь можно спокойно ползти по колее от «козлика», наблюдая на мониторе, как зажимаются дифференциалы на тяжелых участках.

    После оплошности «Рейндж-Ровера», севшего в сугробе перед мостиком, единственный шанс преодолеть это препятствие на Х6 М давала попытка проскочить ходом. Получилось!

    А вот Х6 М поначалу уверенно держался в кильватере, разравнивая передним спойлером колею, и ходом проскочил место, где сел «Рейндж-Ровер». Но стоило дороге пойти в горку, а колее стать чуть глубже, как рычаги короткоходных подвесок уперлись в снег. Электронная имитация блокировок забилась в истерике, пытаясь взвалить задачу по спасению на колесо с нормальным сцеплением, но, побесившись, БМВ сдался и часть пути проделал на буксире. Итак, счет сравнялся?

    Как только колея стала глубже, БМВ-Х6 М сел на брюхо. Пытаясь сдвинуть 2,4-тонную махину с места армейским УАЗом, порвали трос.

    Смотрим на подоспевшие результаты с кроссовой трассы – и не верим глазам. Действительно, как и прогнозировали, разница во времени круга составила около полутора секунд, только быстрее оказался «Рейндж-Ровер»! Вот тебе и малоинформативный штурвал, яхтенная неспешность принятия маневра, управляемость без огонька… Решающим оружием на таком покрытии стали длинноходные, относительно мягкие подвески, обеспечившие хороший контакт колес, и надежная, а не озорная управляемость.

    БМВ-Х6 М, подаривший столько эмоций, эту битву проиграл. Правь, Британия!

    Олег ПЕТРИКОВ, мастер спорта, генеральный директор автодрома «Смоленское кольцо»:

    Я немало поездил на седанах, спорткарах и вседорожниках БМВ в обычной жизни и на тестах. Но модель Х6 М для меня загадка: это не полноценный вседорожник, чему свидетельством сегодняшние испытания, а автомобиль повышенной проходимости. Он слишком жесткий для ежедневной эксплуатации, слишком высокий и тяжелый для суперкара, что не позволит ставить рекорды на летних трек-днях. Пожалуй, такой сплав пригодится на кроссовых трассах – однако на скользком покрытии все 555 сил не нужны. А с таким ценником (от 5 670 000 рублей) БМВ-Х6 М выберешь никак не разумом – лишь душой, пресытившейся обыденным.

    «Рейндж-Ровер», напротив, пробуждает интерес. На таком можно и с водителем передвигаться, и самому получать удовольствие за рулем – от уверенной, динамичной, пусть и не спортивной, езды. За сопоставимые деньги 510-сильный «Рейндж» универсальнее и потому видится более логичной покупкой.

     



  • На главную